Среда, 1 февраля 2023 03:07:42

А. Вершинин. Rogaining. Пермский вариант. - Как пришли мы?

Содержание материала

Как пришли мы?
В детстве меня преследовали всякие болячки. Хроническая ангина, полный клубок заболеваний печени, приводивший к тому, что в детстве каждый год 2-4 недели проводил в больнице. И всё это на фоне бурно прогрессирующей близорукости. В 13 лет окулисты беспомощно развели руками, обещая полную потерю зрения в ближайшие 3 месяца. Врачи запретили учиться, поднимать тяжести, работать в наклон, на высоте, на станках, после 10 минут работы рекомендовали 15 минут отдыха. Список наверняка был бы продолжен, если бы не мой прямой вопрос врачу: «А жить-то можно?».Тогда у меня в первый раз в жизни на голове появились седые волосы.
Только спустя 10 лет я вновь с лечебными целями появился у врача. Это был главный окулист Пермской области, кандидат медицинских наук. Он долго смотрел на мои глаза в тёмной комнате. А потом сказал: - «Первый раз в жизни вижу столь чистые зрачки при столь сильной близорукости. Как вы этого добились?» Я молча пожал плечами. Навряд бы он услышал мой жалкий, с его точки зрения, лепет насчёт движения.
Попробую сделать это сегодня, спустя почти тридцать лет. Излишне говорить, что от физкультуры я был в школе освобождён. Но жизнь заставляла двигаться. И вот, прислушиваясь к своему организму, я заметил, что после продолжительного движения пешком, на лыжах, на велосипеде отпускали головные боли, меньше резало или совсем переставали болеть глаза, я был способен что-то делать, чем-то заниматься.
В тесной дружбе с движением прошли все последующие годы. Ходил пешком, бегал на лыжах, ездил на велосипеде; имел 1-й разряд по спортивному ориентированию, около 600 тренировочных и боевых стартов в течение без малого 14 лет, большей частью выступая под чужими фамилиями. Когда в 1988 году увидел афишу о проведении клубом «Компас» перехода - пробега на 100 км, не задумываясь стал готовиться к старту. До него оставалось два месяца, и уже в ближайший выходной, наметив для начала дистанцию в 40 км, я попробовал одолеть её. Где-то на 36-ом километре сошёл; распухшие, в волдырях ноги, больше не тащили. С трудом, на руках опустил своё затёкшее тело со ступенек троллейбуса на землю; морщась от боли, дошёл до дома. В следующие выходные вновь вышел на трассу. В последний раз за две недели до старта сумел одолеть чуть больше 56 километров. Дальше надо было дать отдохнуть измученным ногам.
И вышел на старт перехода - пробега на 100 км. Надеялся, что в компании одолею километров 70, будет о чём внукам похвастаться. Но хорошие попутчики помогли сделать невозможное: прошёл даже чуть больше 100 километров, умудрившись ночью уйти в сторону от маршрута километров на 5. Вот и не верь после этого, что с попутчиком любая дорога вполовину короче.
Дальше я ежегодно выходил на трассу переходов - пробегов. Лучшие результаты на дистанции 100 км: только пешком в 1990 году -17 часов 32 минуты 30 секунд; часть дистанции бегом, часть дистанции пешком - в 1991 году - 15 часов 19 минут. Первый результат чуть-чуть не улучшил 14 - летний Митя, сказалась сильная усталость буквально за 5-7 км до финиша. Тогда он финишировал с результатом 18 часов 05 минут.
С женой встретился в начале июня 1994 года, как раз во время , когда в предыдущие годы проводился переход - пробег на 50 километров. Она по духу была туристом, правда довольно своеобразным. Профессиональный музыкант, Лена в составе бригады Росконцерта в течение 14 лет побывала во всех уголках нашей страны: Прибалтика, Сибирь, Дальний Восток. Концертные сцены и площадки больших и малых городов, посёлков, лесоучастков, промыслов. Поезда и самолёты, катера и машины, вездеходы и вертолёты - привычный для неё способ продвижения. Да и в детстве она немало путешествовала с родителями. Её заинтересовала идея пройти пешком часть 50-ти километровой дистанции. Я выбрал самый глухой и дикий участок. Подъехав до станции Ферма на электричке, мы ушли пешком в сторону деревни Сафроны, далее вышли на Голый Мыс. Чуть живая от дальней дороги, Лена была в восторге от общения с природой, рассказывая с удовольствием своим подружкам о походе.
Интересно, как бы мы тогда среагировали на то, что в будущем нам предстоит одолеть этот маршрут глухой ночью, и не по прямой, а по ломаной линии с километровыми и больше отклонениями. И всё-таки это было. Через 8 лет в сентябре 2002 года на дистанции первенства области по рогейну мы вновь прошли этими местами, около 9 часов вечера придя к станции Ферма по ломанному маршруту от лыжной базы «Динамо», имея за спиной десятки пройденных километров. В четвёртом часу ночи мы вышли к деревне Сафроны, а после этого ушли в сторону, противоположную Голому Мысу. Через 10 часов после этого поворота наша семейная команда была признана 2-ой год подряд чемпионом Пермской области по рогейну в смешанном разряде, на этот раз в самой тяжёлой 24-х часовой программе.
Но это было потом. А начинали с преодоления самого себя, с разрушения собственной закомплексованности. Да, да, с неё родимой. Многие легко перечисляют, чего им не хватает: ходьбы, лыж, велосипеда, плавания. Ну так займитесь! Перечисляют ворох причин: нет сил, снаряжения, времени. На последнее ссылаются те, кто чуть зайдя в лес, поворачивает обратно, имея это самое снаряжение. А ведь болеть вы все находите время? А какое снаряжение нужно, чтобы ходить пешком? И откуда появятся силы, если вы не занимаетесь собой? Желание, чтобы всё появилось само собой, эксплуатируют самые различные фирмы, предлагая самые чудодейственные способы улучшить своё здоровье. И судя по многочисленной рекламе, желающих воспользоваться их услугами меньше не становится. А ведь не обязательно платить деньги, когда можно просто выйти из дома, пройтись по улице. Воздух плохой? А в квартире он у вас по трубе из ближайшего леса прямо к дивану подаётся? Но ведь сидите на диване однако. Начните с прогулок после работы по ближайшей улице. И пусть она не очень-то приспособлена, на ваш взгляд, для движения пешком. По сравнению с тем, что вас ждёт на трассах рогейна, это просто идиллия. Километр, другой, третий. Хотя бы 2-3 раза в рабочие дни недели, в выходной можно выехать и на окраину города. И используя появившуюся у вас натренированность, уйти подальше в лес, где воздух действительно чище.
По крайней мере мы так начинали свою дорогу к рогейну. С физического развития. Как это делается в спортивных секциях, рассказывать не мне, да я и не знаю, в какой секции учат преодолевать расстояния порядка 50-100 км в течение 8-20 часов. Мы с семьёй проходили это в рамках походов выходного дня. В походы ходили регулярно каждый выходной в течение многих лет. В дальние - только мужики, в ближние - вместе с мамой. Семейная мужская команда за эти годы на лыжах, пешком, на велосипеде одолела более 13 тысяч километров, не имея ни одной травмы, ни одного схода с трассы в официальных соревнованиях, за исключением случая, когда победа в многодневке в честь 200-летия Пермской губернии в семье была расценена как поражение. А суммарный километраж всей семьи превысил 45 тысяч километров.
Память услужливо возвращает меня в то время, когда мы начинали. Мите тогда был десятый год, он пошёл в пятый класс. Маленький, худенький, минуты не способный спокойно усидеть на месте, школьными успехами он явно не блистал. В голове одно денди да улица. Ну что же делать, сидим, занимаемся. Раз, второй, третий, четвёртый переписываем домашнее задание.
Вначале небольшое улучшение, дальше хуже. Он явно не справлялся со школьными нагрузками. Его неокрепший, ослабленный от рождения организм попал сразу под два школьных эксперимента: его взяли шести лет в школу, да ещё в соответствии с новыми школьными программами с третьего класса сразу в пятый. Усугубляло положение то, что в течение ряда лет занятия шли только во вторую смену. Позанимайся-ка с ним, когда он только что пришёл из школы, чуть живой после уроков. Что же делать? Привыкший в жизни не пасовать перед трудностями, всегда идти навстречу ветру, я тут явно растерялся.
Не услышав в очередной раз пересказа того, что по Митиным заверениям было им прочитано, разъярённый папа в сердцах сказал: «Врёшь, мухлюешь, будешь у меня пешком ходить! Там ни на один шаг не соврёшь! Разве только, если на глине поскользнёшься!»
А Митя и не отказывался. Он ещё с мамой привык гулять по вечерам, лазил по деревьям, одним словом бесился. Получалось, что Митя победил. Ну что же парень, а если подальше! Да в таких местах, где нет транспорта, где волей - неволей всё равно ведь домой выходить надо; даже после того, как набесившийся Митя был уже не в состоянии хоть маленько двигаться.
Невольно раз от разу Митя, памятуя о приближающемся конце очередного похода, начинал переламывать себя, приберегая силы на вечер. Дальние походы приучали к дисциплине и порядку, малейшая неучтённая «мелочь» могла поставить немало проблем вдали от дома; решались задачи организации семейного досуга, свободного времени и многое другое.
Забегая вперёд, постепенно, год за годом, его стало хватать на уроке уже на десять минут, пятнадцать, двадцать, хотя, естественно, он был не в ладах практически со всеми учителями. Но когда в конце восьмого класса его новый классный руководитель Татьяна Федоровна сказала, что Мити не хватает на весь урок, за 10-15 минут до конца он начинает отвлекаться, я почувствовал свет в конце столь длинного туннеля. Резюме подвела очередная медицинская комиссия ещё через два с лишним года: характер выдержанный, спокойный, умеет сдержать себя. Он стал высоким , красивым, крепко сложенным парнем, позабывшим, что такое простуда.
Когда-то знаменитый русский учёный Михаил Васильевич Ломоносов для того, чтобы учиться, пришёл из деревни Холмогоры Архангельской области в Москву; мы с Митей прошли пешком, пробежали на лыжах, проехали на велосипеде расстояние, практически равное расстоянию от Парижа до Владивостока. Хочется верить, что с не меньшей настойчивостью, как мы укрепляли его здоровье, Митя будет развивать свою голову, свои руки; впрочем это уже тема для другого рассказа.
А сейчас вернёмся к началу. Куда мы ходили? А везде, где только можно, стремились постоянно поддерживать высокий интерес к пешеходным путешествиям. Обошли весь город, пригороды, начали осваивать папины туристские маршруты. В жаркий солнечный день 30 мая 1995 года мы с 10-летним сыном шли по трассе 50-ти километрового пробега - перехода летней тропы здоровья. Уже 4-ый год на ней не проводилось никаких соревнований. Однако я регулярно в эти годы выходил на маршрут, заявляя своим знакомым, что пока есть хотя бы один участник, тропа здоровья живет.
За неделю до очередного старта мы и пошли её посмотреть. Митя шустро бежал по промоине вблизи дороги, пригибаясь и воображая себя в окопе; перешли речку Сыру и, поворачивая к деревне Сафроны, остановились. Он с интересом смотрел на человека, с которым разговаривал папа: - « С Липовой горы идём до Голого Мыса, рассчитываем 30 км одолеть!». Герман Николаевич с не меньшим интересом смотрел на маленького шустрого пацаненка, внезапно притихшего, доверчиво глядевшего на него.
Так судьба свела всех воедино: нашего главного тренера и предводителя и его экспериментальную команду, на которой он проверял свои мысли и планы. Не раз бывало, что на очередном старте он отводил меня в сторону и проводил карандашом по карте - километровке: - «Я думаю тут лучше, местность красивее будет!». А в следующий раз, когда он вновь изменял маршрут, теперь уж для всех, его главным аргументом на возражения участников было: - «Так Вершинины в прошлый раз прошли!»
После этого было 19 успешных стартов на 100 и более километров пешком, на лыжах, на велосипеде. Мы очень хотели, чтобы 20-м стал наш старт на первенстве области по рогейну 2-3 сентября 2000 года, но тогда мы одолели только около 80 километров. А всего было более 70 стартов на дистанции 35-90 км, не одна сотня прогулок на меньшие расстояния. Я выбрал несколько характерных стартов, пытаясь коротко показать наши замыслы, наши маршруты, возникающие проблемы и как мы их решали, темп и скорость продвижения, поделиться радостью преодоления пространства в надежде, что кому-то эта информация пригодится для преодоления пространства на своих собственных маршрутах.