Среда, 1 февраля 2023 02:35:22

А. Вершинин. Rogaining. Пермский вариант. - Зимняя охота

Содержание материала

Зимняя охота.
В пятилетнем возрасте в 20-ти километрах от Ильинского за рекой Обва вместе с поселковыми пацанами я на лыжах бродил по зимнему лесу, благо начинался он сразу за околицей. Наблюдал за многочисленными следами диких зверей, осторожно перешагивал через заячьи тропки, чтобы не разорвать их лыжной колеёй. Ребята постарше в таких местах ставили проволочные силки, долго потом гордились пойманной добычей.
45 лет минуло с тех пор. В прилегающих к Перми лесах уже не увидишь такого обилия звериных следов, но сегодня я вновь на охоте. Охоте за очками. По лесным дорогам, просекам, пересекая поляны и луга, то спускаясь круто вниз, то подымаясь вверх, уходит след «Бурана». Я с раннего утра следую рядом с ним по жёсткому насту. Яркое весеннее солнце начинает пригревать, перебираюсь на буранный след, на котором начинают четко выступать следы лыж. Впереди меня идут инспектор трассы Володя Левицкий, один из известнейших пермских ориентировщиков Игорь Крюков и с ними, убежавший вперёд, сын Дмитрий. Идти становится всё труднее и труднее. Лыжи местами проседают, впереди ушедшие тоже оставили немало провалов, собственно цельной лыжни в обычном понимании этого слова нет. Каждый идёт произвольно, основное внимание на окружающую местность. Проехавший на «Буране» два дня назад наш предводитель Герман Николаевич Шестаков оставил в лесу 10 бело-красных призм. Их надо обнаружить, нанести точку нахождения на карте. Если прокол карты не более, чем в 3-х миллиметрах от истинного положения, получаешь 10 очков. Если более 3 мм, вес вашей копилки остаётся прежним. Лыжня, начавшаяся на лыжной базе «Динамо», вначале уходит в сторону Лядов, Потом сворачивает к Сылвенскому лесоучастку, упирается в речку Бродовая, рикошетом уходит в сторону Бродов, огибает Мичуринские сады перед Голым Мысом и выходит на противопожарную просеку буквально в 300 метрах от новой объездной дороги. На повороте отметка - 41 км. Но немногие решаются повернуть обратно. На преодоление трассы отдано немало сил, а главное, столько времени, что вернуться засветло для большей части дошедших до поворота участников не представляется возможным. Представив, что до финиша отсюда менее 10 км, тяжело вздыхаю и всё-таки поворачиваю обратно. В рюкзаке уже почти ничего не осталось, а ведь впереди ещё 41 км. Правда с лёгким рюкзаком и идти назад легче. Карта с наколотыми КП убрана подальше, можно просто любоваться природой, весело приветствовать попадающих навстречу участников, более укатанной становится и лыжная колея. Кто-то дошёл до 35, 30, 25 км, лыжня становится после этих отметок всё лучше и лучше. И пусть местами она вся в провалах, следах падений, избита до невозможного, но ведь это только местами. Начинает подмораживать, уже приходиться подтормаживать даже на почти ровных местах. Лыжня всё-таки не такая, чтобы можно было разгоняться. Вышедшая на смену солнцу луна заливает лес мягким светом, облегчает дорогу на финиш.
Сидящий в гордом одиночестве Герман Николаевич на лыжной базе принимает карту, внимательно смотрит на просвет места проколов. Охота удалась. Трасса пройдена по максимуму, без единого промаха. А вот с трамваями так не получилось. И после 82-километрового пробега в скользящих по обледеневшим ночным улицам лыжных ботинках ещё один марш-бросок. На этот раз с лыжной базы в центр города - домой.