Среда, 1 февраля 2023 02:56:11

А. Вершинин. Rogaining. Пермский вариант. - В жаркий день юбилея города.

Содержание материала

В жаркий день юбилея города.
275 лет городу Перми мы встречали 13 июня 1998 года на трассе перехода - пробега на расстояние 100 км. До этого было 30 мая 50 км пешком, через неделю 6 июня 125 км на велосипеде и вот завершающий старт: всего 275 км практически за 2 недели. Оглядываю участников на старте, немного ошалевших от собственной смелости, среди них нет ни кого, кто участвовал полностью на предыдущих этапах. Значит нам для победы в многодневке нужно только дойти до финиша. Но как это сделать реальностью, похоже не представляет никто из стартующих. Причина банальная: сильнейшая жара, близкая к плюс сорока градусам. Давненько у нас такой не было. Только четыре недели назад мы с Митей давали дуба, одев на себя всё, что у нас было с собой из спортивной и парадно - выходной одежды на «Майской прогулке» в Екатеринбурге, чем сильно смахивали на отступающих от Москвы французов. И вот такая неожиданная развязка. Герман Николаевич предлагает небольшие изменения маршрута, чтобы как-то облегчить нашу долю. Их суть: пройти часть дистанции по лесным тропам, там всё-таки чуть полегче. Первые 10 километров он ведёт сам, потом прочертив по карте - километровке неясную линию, выразительно смотрит на меня. Где-то там должны быть дороги, отсутствующие на карте. Мы их должны найти и по ним пройти примерно до 26 км, долее обходных путей нет. Прощаемся с Германом Николаевичем и резко взвинчиваем темп.
Через несколько километров в лидирующей группе остаётся 6 человек. Они заслуживают того, чтобы назвать их поимённо. Это Юрий Яваев, один из лучших Митиных друзей на дальних трассах, несмотря на его 61 год. Виктор Баяндин, общительный и неунывающий быстроходный лыжник на дальних дистанциях «Лыжни здоровья», 62-х лет. Мы с ним близко познакомились только две недели назад на переходе-пробеге на 50 км, сегодня он пробует свои силы в пешем переходе-пробеге на 100 км. Юрий Яшманов, 42 лет; Галя Подюкова, единственная женщина в нашей стремительно летящей по маршруту группе, ей 52 года. И мы с Митей. 4 мужика, одна женщина и 13-тилетний пацанёнок. Мы уже прошли посёлок Броды, далее около 2,5 километров по дороге Пермь - Жабреи и углубились в лес по просёлочной дороге. Несмотря на утро, уже припекает. С удовольствием шлёпаемся прямо на дорогу около не до конца высохшей лужи в придорожной канаве. Митя мочит футболку, одевает на себя, довольный балдеет.
А мы ищем дорогу. Загипнотизированные видом лужи, мы свернули к ней с основной дороги, не обратив на это внимания. Возвращаться не хочется, проходим по дачам, спросив разрешения и извиняясь перед хозяевами. И вновь на просёлочной дороге. А жара нарастает. Одна радость: солнце в спину. Поддерживает также мысль об ожидающей нас впереди холодной воде из скважины водокачки Сылвенского лесоучастка. Выдержать, не отстать от других. Последние километры, несмотря на высокую скорость, кажутся бесконечными. Но всему приходит конец. И вот мы в спасительной тени водокачки мелкими глотками пьём холодную воду.
В следующий рывок нам предстоит преодолеть около 7 километров до ближайшей тени. А пока пышущий жаром асфальт, сухой ветер, обжигающие лучи солнца. Виктор уходит вперёд, пытаясь в одиночку преодолеть этот перегон, проскакивает поворот на Комарово, уходит к Жабреям. Когда мы валимся прямо на дорогу на 33 км в спасительную тень от высоких елей, его там нет. Он догоняет нас только на следующем броске к мичуринским садам. За ними в глубоком логу речка, родник. Именно к ним устремлены наши мысли. После короткой остановки у речки Виктор и Юра Яваев уходят вперёд, нас остаётся четверо.
Впереди самый опасный участок: около 2 км по заросшей лесной дороге. Останавливаемся на каждом, не заросшем травой, участке дороги, осматриваемся от клещей. Один уже ползёт по Митиной ноге, только 15 минут назад обрызганной какой-то очень эффективной аэрозолью, специально разработанной, по заявлению продавца, для космонавтов. Видимо мы не космонавты, или со здешними клещами не был проведён соответствующий инструктаж. Впрочем всё кончается благополучно. И вновь дневной жар, который чуточку легче переносить на полях, по которым мы идём.
Проходим Комарово, чуть задержавшись на его колонках. Наша ближайшая цель - 46 км, берег Сыринского залива реки Сылвы перед Мостовой. Юра Яшманов уже в который раз спрашивает, скоро ли берег. Он буквально изнывает от жары. Шестьсот, четыреста, двести метров. И вот он, долгожданный залив. Сворачиваем на давно нами облюбованный участок берега. 46 км одолели за 8 часов 10 минут, что на 30 минут хуже нашего прошлогоднего результата. Сказались перекуры у источников воды и в тени. Навстречу нам подымаются Виктор с вторым Юрой. Они уже передохнули, двинулись дальше. От души желаем им счастливого пути, понимая, что на трассе больше не встретимся.
А пока мы балдеем, опустив ноги в прохладную сылвенскую воду. Перекусываем. И вновь дорога. Самый длинный пятнадцатикилометровый перегон - к роднику на 61 километре. Проходим Мостовую. Засохшая буграми глина выворачивает ноги. Но всё заслоняет солнце, бьющее чуть справа прямо в лицо. А чуть слева встречные порывы иссушающего всё юго-западного ветра. Проходим отметку 50 километров, начинается асфальт. Юра с Галей чуть впереди, а у меня лопнул волдырь на ноге. Сильная боль пронзает всю ногу, сразу начинаю хромать. Глина в Мостовой всё-таки сделала своё чёрное дело. Еле дотягиваю до виднеющегося впереди лесочка, валюсь в тень ближайшей ели, наклеиваю лейкопластырь. Постепенно расхожусь, боль тупеет.
Впереди на обочине прямо на солнцепёке сидят Галя и Юра, они боятся уйти в сторону, заплутать, переживают за нас. Я с трудом убеждаю их идти своим темпом, ждать нас у родника; объясняю, как выглядит местность, где он находится. Нужно пройти ещё чуть больше 6 километров, но сил практически нет. Всё так и дышит зноем, под ногами шлёпает с прилипанием расплавившийся битум, по кромке дороги камушки выворачивают ноги. Идём через не могу. И вот в это время над нами нависла лёгкая тучка. Идти становится легче, зной заметно спадает. Так проходим ещё около двух километров. Появляется надежда, что мы всё-таки дойдём до родника. Она придаёт нам сил на последние километры. Напившись свежей ключевой воды, Митя в первый раз за время наших походов просит уехать хоть на чём, только уехать. Молча показываю на свободный кусок одеяла рядом с ожидающими нас Галей и Юрой, говорю, что осталось только 39 километров потерпеть до нашей победы, что зной скоро начнёт спадать, будет легче. Очень плохо и Гале. Она с трудом вникает в то, что я говорю Мите.
И вновь дорога. Переходим речку Сыру, лёгкий пологий подъём к селу Кольцово. На открытой солнцу и ветру дороге, проложенной по полям, практически нечем дышать, похоже, что духота ещё больше усиливается. На 75 километре Митя бессильно садится на кромку дороги. Отсюда до финиша маршрут сотки совпадает с маршрутом на 50 км, наши спутники уже по нему ходили. Рекомендую им, не дожидаясь нас, выходить на финиш самостоятельно. Тихонько бредём за ними следом. С возвышенности перед станцией Ферма вдали видны гроздья салюта. Город празднует 275-летие. А мы пытаемся собраться с силами для последнего, финишного броска.
Но вместе с долгожданной прохладой появились полчища комаров, которые не дают никакой возможности посидеть спокойно, тем более чуть-чуть подремать, сбросить нервное напряжение, накопившееся за день. Прошусь на какую-то дачу маленько передохнуть. Объясняю ситуацию. Время 15 минут первого 14 июня. Митя практически мгновенно отключается. В час ночи уходим от гостеприимных хозяев. Трудно переоценить то, что они для нас сделали.
До финиша остаётся чуть менее 18 километров. Идём по окрестным деревням, живущим полнокровной жизнью. Похоже жара сместила суточный ритм. А я в это время никак не могу решить маршрут выхода на базу: идти так, как обычно ходим по асфальту, или по лесу, как вёл утром Герман Николаевич. В лесу клещи, тем более скорость по лесу, пусть даже и в период белых ночей, местами упадёт, да и что разглядишь на себе. На асфальт же мы не можем даже спокойно глядеть. Решаюсь идти по лесу.
Мы почти бежим по заросшим травой участкам лесной дороги, по луговине на последних километрах перед базой, откуда и силы взялись. Вдруг Митя сзади издаёт какие-то нечленораздельные громкие вопли. Я испуганно оглядываюсь назад. Он буквально скачет на одном месте, показывая вперёд рукой. С трудом понимаю, что он показывает на виднеющуюся впереди отметку «1 км до базы» зимней лыжной трассы и орёт: - «Победили!». Висевший над нами всё последнее время вопрос: дойдём или не дойдём, разрешился самым желанным образом. Уверенно преодолеваем последние полтора километра, сразу раздеваю сына, осматриваю от клещей. Вроде бы всё нормально.
А эмоции бьют через край. Мы не можем говорить тихо, подымая всех, кого можно поднять, своим громким разговором. А ведь время пятый час ночи. Дистанция в 100 км преодолена через огненное пекло за 20 часов 27 минут (грязное время), всего на 275 км затратили 40 часов 42 минуты. Нас обступают и Виктор с Юрой Яваевым, пришедшие в 2 часа ночи, и кто-то из сошедших с маршрута, Герман Николаевич, работники базы. Вскоре появляются Галя с Юрой Яшмановым, не решившиеся пройти через лес, на их внешний вид тяжело смотреть. Наверное, мы выглядим не на много лучше. Появление Мити служит сильным катализатором для снятия у всех нервного напряжения. Дружно смеёмся над Виктором с Юрой Яваевым, за полтора километра от финиша повернувшими в другую сторону; сочувствуем Гале, отваживавшейся с Юрой Яшмановым за 6 км до финиша.
За разговорами время летит быстро. Пора уже на первый трамвай. Пассажиры с удивлением смотрят на панибратский разговор на равных тринадцатилетнего Мити со своим шестидесятилетним другом Юрой Яваевым о наиболее ярких впечатлениях; уверяющего его, что он нисколько не устал. Наши спутники постепенно выходят на своих остановках, и Митя уже спит глубоким сном. Поднять его я смог только на следующей, после нашей, остановке.